Бесит его храп

Татьяна Безлапотнова фото

Ирина пришла в отчаянии. С Максимом они встречались уже 2 года и собирались подавать заявление в ЗАГС. Отношения свои девушка описала как «бесконфликтные и чувственные, очень близкие» и лишь один «нюанс» омрачал их совместную жизнь – Максим доводил Иру до исступления своим храпом. Совместные ночи зачастую превращались в настоящую пытку, Ира не спала до зари, испытывая – как она это описала - «всепоглощающую ярость и даже ненависть» в отношении своего любимого человека. Стоит ли говорить, что работа, при подобном отсутствии сна, у нее не ладилась, а раздражение и обида на Максима росли. Простое решение вопроса, вроде раздельного сна, оказалось не слишком эффективным, ведь Ира и за стенкой слышала храп и теряла сон, не говоря уже о совместных поездках в поезде, самолете и к друзьям с ночевкой.

При первом приближении мне показалось интересным, что только храп Максима вызывает такую бурную реакцию у Иры, выросшей в семье храпящих дедушек и отца. Мы стали исследовать сложившуюся ситуацию и первое, что Ира обнаружила - в истоке ее злости находится мысль «Он мне мстит своим храпом» и именно она рождает столь сильную эмоцию. Неожиданно для себя Ира столкнулась с чувством вины перед Максимом, ведь оказалось, что раньше её связывали близкие отношения с лучшим другом Максима. С другом, который до сих пор пишет её пылкие послания, о которых не знает Максим и которые – в то же время, - очень приятно получать Ире.

Корме того, когда я спросила о том, хотела бы она сама отомстить Максиму (помня о том, что мы часто приписываем другим людям собственные желания и намерения), Ира, немало удивившись, поняла, что да, хотела бы! Максим ревностно относился к Ириным подругам и к тому времени, которое Ира уделяет не ему. Так возникла тема Ириной злости из-за нарушения ее личных границ.

В ходе дальнейшей работы и нескольких встреч с Максимом, Ире удалось, во-первых, проверить свою гипотезу о мести Максима (парень был сильно удивлён такой интерпретацией), во-вторых, легализовать и вынести на обсуждение с Максимом тему своей вины и – что, на мой взгляд, самое важное – тему своей злости на ограничение её свободы и границ в том, чтобы проводить свободное время как ей хочется.

Я поняла, что эта часть терапии подходит к концу, когда в одну из последних наших встреч, Ира весело и беззаботно рассказывала, как они с компанией друзей проводили вместе выходные за городом и играли в «крокодила» под храп Максима, «такой сладенький и домашний».